Марихуана изучается как лекарство от аутизма

Пятница, 18 Октябрь 2019 12:41
0.0/5 (0 голосов)


Одно из активных веществ конопли демонстрирует потенциал в облегчении симптомов аутистических расстройств


вещество канабиса каннабидиварин исследуется как лекарство от аутизма


(CNN) Компания GW Pharmaceuticals, расположившаяся на 19 гектарах в тихой английской глубинке, делает то, к чему еще не пришла ни одна другая фармацевтическая компания - производит единственное лекарство на основе каннабиса, когда-либо утвержденное Управлением по контролю за продуктами и лекарствами США.

Этот препарат, средство от двух редких видов эпилепсии, вдохновил исследователей задуматься о том, при каких других заболеваниях можно использовать медицинскую марихуану. В новом клиническом исследовании в медцентре Монтефиоре в Нью-Йорке будет изучено влияние соединения каннабиса под названием каннабидиварин, известного как CBDV, на раздражительность и поведенческие ритуалы у детей с расстройствами аутистического спектра. CBDV является непсихоактивным химическим соединением и не вызывает “хая”.

Главный медицинский корреспондент CNN д-р Санджай Гупта получил эксклюзивный доступ к исследованию Монтефиоре и GW Pharmaceuticals, британского производителя лекарств из каннабиса, используемого в экспериментах.

Д-р Гупта первым из журналистов осмотрел одну из конопляных теплиц GW во время съемок документального фильма “Трава 5: КБД хайп». В теплице площадью 19 Га - это примерно 42 футбольных поля - GW занимается разведением стабильных сортов конопли для медицинских целей. По словам Дэвида Купера, этот технологический процесс чрезвычайно сложно организовать и поддерживать. Затем Купер показал Гупте цех по экстракции, где стандартизированные штаммы каннабиса превращаются в лекарства для десятков тысяч пациентов.

“Компания существует уже 20 лет. Epidiolex была запущена в конце прошлого года. Поэтому я считаю, что мы прошли довольно долгий путь”, - сказал Купер д-ру Гупте.

В 2018 году FDA одобрило Epidiolex, первый в мире пероральный препарат на основе каннабиса, для лечения двух редких и тяжелых судорожных расстройств. Клинические испытания показали, что у пациентов с синдромом Драве, редкой и тяжелой формой эпилепсии детского возраста, судорожная активность снижалась в среднем на 45-50%. Лекарство состоит из каннабидиола, или CBD (КБД), соединения, извлекаемого из конопли.

Успех Epidiolex в лечении эпилепсии побудил GW разработать лекарство на основе каннабиса для другого неврологического расстройства, которое, как и тяжелая эпилепсия, имеет мало вариантов лечения - это аутизм. Оказывается, эти два заболевания имеют много сходных поведенческих симптомов.

“Когда вы видите все это - утрату когнитивной функции, плохие навыки общения, плохие языковые навыки - то это фенотип [эпилепсии], очень похожий на аутизм, - говорит основатель GW Джеффри Гай, - На мой взгляд, эпилепсия и аутистические проявления - явления одного ряда”.

CBDV, производимый GW, доставляется из Великобритании доктору Эрику Холландеру, директору программ по аутизму и обсессивно-компульсивным расстройствам, а также программы тревожного расстройства и депрессии в больнице Монтефиоре.

Холландер полагает, что экстракт каннабиса дает надежду на лечение симптомов аутизма, учитывая его успех в уменьшении судорожной активности.

“[У пациентов с эпилепсией] наблюдается определенная аномальная электрическая активность, даже когда у них нет приступов, - говорит Холландер, - И мы ранее наблюдали, что, когда мы даем противосудорожные препараты, уменьшающие электрическую активность, или ее всплески, некоторые поведенческие нарушения или раздражительность, действительно, уменьшаются”.

“И это была одна из причин предположить, что CBDV может быть полезным, - поясняет Холландер. - Потому что, если это помогает при эпилепсии в смысле снижения всплеска активности, мы также можем получить снижение агрессии или причинения себе вреда или истерик”.

Холландер уже приступил к клиническим испытаниям. Имея 30-летний опыт исследований расстройств аутистического спектра, он считает, что аутизм и эпилепсия могут иметь сходные причины.

В настоящее время не существует лекарства от аутизма. Холландер фокусируется на лечении вызванных им симптомов и считает, что CBDV может стать прорывом в коррекции поведения, обычно связанного с этим расстройством.

“В некоторых животных моделях, напоминающих аутизм, было обнаружено, что CBDV оказал важное влияние на социальное поведение, на уменьшение судорог, на повышение когнитивной функции и на снижение компульсивного или повторяющегося поведения, - говорит Холландер. - По этой причине мы решили испытать его на пациентах с аутизмом”.

Некоторые эксперты по заболеванию высказывают осторожный оптимизм по поводу лекарств на основе каннабиса для лечения аутизма. Д-р Александр Колевзон, клинический директор Центра аутизма Сивер в Маунт Синай, не участвует в исследованиях Монтефиоре, но воодушевлен первоначальными данными об эффективности КБД-препарата. Колевзон считает, что соединения каннабиса достаточно перспективны для дальнейшего изучения, но предупредил, что непохожесть одного вида аутизма на другой делает это заболевание особенно сложным для лечения.

"КБД может оказаться полезным только для подгруппы людей и приносить разную пользу разным людям. Задача состоит в том, чтобы выяснить, какие пациенты, скорее всего, хорошо отреагируют на лечение и какие симптомы имеют наилучшие шансы на улучшение", - рассказал Колевзон CNN в электронном письме.

Схожий по структуре и действию с КБД (также извлекаемым из конопли), CBDV, который используется в исследовании в Монтефиоре, не вызывает интоксикации. Начатое в апреле клиническое испытание охватит 100 участников в возрасте от 5 до 18 лет, которые будут получать лечение каждый в течение 12 недель. Испытания продлятся до июня 2021 года. Предполагается, что результаты исследования будут готовы в сентябре 2021 года.

Для многих ученых исследование Монтефиоре является обнадеживающим началом, но, прежде чем делать выводы, необходимо провести дополнительные исследования.

“В области терапии аутизма было уже немало вспышек энтузиазма по поводу методов лечения, основанных на небольших экспериментальных исследованиях и отдельных сообщениях, - сказал Колевзон, - Тем не менее, часто, когда эти методы лечения проходят строгие испытания в более крупных исследованиях, их эффективность существенно не отличается от той, что демонстрирует плацебо”.

Майкл Морриер - директор программы коррекции детского поведения в Центре аутизма Эмори в Атланте. Он не участвует в исследовании в Монтефиоре, но надеется, что пациенты и их семьи будут продолжать уделять внимание поведенческой терапии аутизма в отсутствие точных данных об эффективности конопляных лекарств.

“Все новое, что может помочь... человеку стать значимым членом семьи, общины, школы и общества, будет полезным, - считает Морриер. - Я бы просто предупредил, что не надо просто подхватывать тренд, мол, это панацея, давайте пробовать, потому что в действительности мы не знаем, при каких условиях это работает, на какое поведение влияет".

Холландер надеется, что исследование, проводимое в Монтефиоре, может ответить на эти вопросы и при этом помочь таким пациентам, как 14-летний Карлос Родригес. В ожидании приема у врача Карлос играет на своем iPhone. В приемном покое +35, но он одет в мешковатую толстовку, потому что не выносит ощущение воздуха на коже - таково одно из проявлений у него симптомов аутизма.

Карлосу было диагностировано расстройство аутистического спектра в 4 года. Он с трудом приспосабливается к изменениям в распорядке дня, и у него бывают истерики от громких шумов или многолюдья. Перебрав за восемь лет множество лекарств, которые помогли бы отрегулировать его поведение, Карлос и его мать Марибель Гонсалес ищут более действенные варианты лечения.

Д-р Гупта был в числе присутствующих, когда Карлос принимал первую дозу препарата в рамках исследования. По словам Карлоса, он хочет участвовать в исследовании, чтобы лучше понять свой собственный аутизм и помочь другим в борьбе с ним.

“Если я больше не буду беспокоиться о том, чтобы не сорваться, или, например, что нарушится определенный распорядок дня ... я буду очень рад”, - сказал он д-ру Гупте.

Исследование является двойным слепым: ни участники, ни врачи не знают, принимает ли Карлос CBDV или плацебо. Но Карлос и Марибель полны надежд.

“Он просто сказал: “Надеюсь, это сработает, мама”. Это все, что он сказал. “Надеюсь, сработает”, - говорит Марибель, наблюдая, как ее сын принимает первую дозу. - А я думаю: ну, посмотрим. Посмотрим, что получится. То есть я надеюсь. Просто надеюсь. Действительно надеюсь”.

“Я пытаюсь найти то, что поможет моему ребенку, - продолжает она. - Потому что, в конце концов, пусть даже у него есть какие-то проблемы, я все же хочу, чтобы мой ребенок стал кем-то, достиг чего-то в жизни. И если есть что-то, что может помочь ему в этом, я только за".


Источник

 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Корзина: